Общество / Армия

Кандидаты в солдаты

Вместе с октябрем начался призыв в армию. Обычно об этом событии мало что известно, так как ничем примечательным этот процесс не отличается. Но только не в этом году. Нынешней осенью Министерство обороны с особой тщательностью отнеслось не столько к количеству, сколько к качеству набираемого контингента. Интересно, почему?

Данияр Сабитов
Алматы

В последние годы об армии действительно мало что было слышно, а особенно о призывной комиссии. Каждую осень и весну она начинает свою работу, направляя призывников на срочную воинскую службу. В принципе, небольшой информированности способствовала особенность отношений армии и общества. Не ощущая серьезных угроз извне, государству нет необходимости содержать большую численность войск, в отличие, например, от России. Там к призыву относятся совершенно иначе – недавно даже было высказано предложение забрать у российских студентов право на отсрочку. Такая ситуация позволяет государству поддерживать в общественном сознании мысль о том, что армия рядом и ее ряды необходимо пополнять. Тогда как наши ребята могут даже не вспомнить о том, что при переезде, например, нужно встать на учет. Так было до нынешней осени. Последние новости свидетельствуют о том, что Министерство обороны решило изменить отношение к призыву, особенно к качественному составу вооруженных сил. Что же послужило причиной таких перемен?

Для начала следует отметить, что этой осенью планируется пополнить ряды вооруженных сил на шесть тысяч человек, а еще около восьми тысяч должны быть перераспределены в другие войска и воинские формирования Казахстана. Интересно, что в эту пору, равно как и во время весеннего призыва, в обществе рождаются самые разные слухи. Многие помнят, как спустя некоторое время после сокращения срока службы с двух лет до года в народе стали бродить слухи о том, что скоро это изменение отменят. Дескать, следует ждать перехода на трехлетнюю службу, и что пока в армии нужно служить год, туда стремятся все, кто еще не отслужил. Мол, даже состоятельные казахстанцы стали посылать своих сыновей служить год, так как потом «акция» закончится. Непонятно, была ли это пиар-акция Министерства обороны или действительно «народное творчество», но на многих оно подействовало. Как отметил в одном из интервью начальник набора военнослужащих по контракту и призыву УДО г. Актау Галым Андалиев, после сокращения срока службы желающих служить действительно прибавилось.

Что же до нынешнего года, то в конце лета и в начале осени начали обсуждать, будто нынешний призыв в особой степени коснется специалистов с высшим образованием. И чем ближе призыв, тем больше стало появляться подтверждений этих слов. Сначала пресс-служба Минобороны распространила пресс-релиз, в котором указала, что в первую очередь на срочную службу будут призываться граждане старших призывных возрастов, утратившие право на отсрочку или не призванные ранее по другим причинам, а также выпускники военно-технических школ Министерства обороны Республики Казахстан. «Также больше вероятности быть призванными имеют призывники с высшим специальным образованием», – указывается в сообщении. Дескать, опыт показывает, что комплектование частей в возрасте 20 лет и старше дает хороший результат. Затем Военная прокуратура занялась госслужащими. Так, главный военный прокурор Ергали Мерзадинов сообщил, что его ведомство начало сверку с государственными органами, чьи работники зачастую не являются на призывную комиссию. «Не ошибусь, если скажу, что за последние два года ни один центральный государственный орган или национальная компания, кроме МВД и фонда «Самрук-Казына», не проводил сверку с органами по делам обороны», – поясняет он.

И, наконец, народную молву подтверждает личный опыт нашего знакомого преподавателя вуза Андрея Павленко. Когда Андрею пришла повестка, он незамедлительно отправился в военкомат, поскольку еще летом перечитывая Закон об образовании, обнаружил, что согласно статье 51 педагогический работник имеет право на «отсрочку от призыва на воинскую службу». Уверенный в том, что его педагогическая практика дает ему право остаться на «гражданке», он явился в военкомат. Для начала сотрудница, к которой он обратился, огорчила его фразой: «О, вы с высшим образованием? Такие нам в этом году особенно нужны». А затем совершенно расстроила признанием, что впервые слышит о такой статье. «Она сказала, что есть указания на счет отсрочки педагогических сотрудников, работающих в сельской местности, но более ничего о педагогах не сказано», – добавляет Андрей. Удивленный этим фактом, наш собеседник отправился в военно-учетный стол университета, в котором решил уточнить, обладает ли он правом отсрочки или же нет. Растерянный военрук отметил, что никогда раньше с этим положением не сталкивался, хотя работает в этой системе много лет. Действительно, вся процедура призыва основана на Законе «О воинской обязанности и воинской службе», речь идет лишь о педагогах, работающих в аулах. «Но что странно, – продолжает наш собеседник, – когда я рассказал о возможности отсрочки коллеге из Евразийского университета в Астане, он удивился тому, что я раньше этого не знал. Мол, в университете несколько молодых преподавателей работали до 27 лет, а затем увольнялись». Таким образом, получается, что, во-первых, практика в различных военкоматах не одинакова. Во-вторых, очевидно противоречие в законодательстве. Один закон утверждает, что каждый педагогический работник имеет право на отсрочку, а другой акт сужает их число до учителей в аулах.

Мы обратились за юридической консультацией к участникам специализированного форума zakon.kz. Один из форумчан-юристов отметил, что знает о том, что для некоторых специальностей действительно предполагается отсрочка, но утверждается такой список отдельно правительством Казахстана. А вот по поводу статуса педагога он ничем не смог нам помочь. Мы нашли этот список, который называется очень длинно – Постановление «Об утверждении перечня организаций, при поступлении на работу по специальности в которые гражданам Республики Казахстан предоставляется отсрочка от призыва на воинскую службу на весь период работы». Оказалось, что на время работы от призыва в армию освобождаются некоторые специалисты угольной, горнорудной, металлургической, нефтеперерабатывающей, нефтехимической, химической промышленности, некоторые атомщики, часть специалистов из морского флота, гражданской авиации и железнодорожного транспорта, а также ряд работников комплекса «Байконур». И вновь ни слова о педагогах. Здесь, кстати, интересно сравнить складывающийся юридический казус с педагогами с положением врачей. Последние, если они работают в ауле, также получают отсрочку. Но если право первых прописано в законе «Об образовании», то об отсрочке медработников в Кодексе «О здоровье народа и системе здравоохранения» нет ни слова. Учитывая дотошность юристов, это как минимум странно.

И вот что любопытно: наряду с доказательствами, что Минобороны хочет видеть в своих рядах специалистов с высшим образованием, есть факты, опровергающие это. Тот же главный военный прокурор г-н Мерзадинов, рассказывая о кандидатах на срочную службу, отметил, что число призванных осенью дипломированных срочников будет «небольшим». А на наш запрос в Министерство бороны пресс-служба отметила, что специалисты призываются по мере необходимости для потребности войск. Но при этом по результатам призыва прошлой осени 33 процента новобранцев окончили вуз. Такое двоякое положение не разъясняет, а лишь увеличивает число домыслов и слухов, витающих вокруг процесса призыва, который продлится до конца декабря.

Существует мнение, что профессионализм и уровень вооруженных сил нужно повышать не за счет специалистов, а за счет профессиональных военных, то есть контрактников. Как известно, в стране идет планомерный перевод армии на контрактную основу. Пресс-служба министерства в ответе «Центру Азии» назвала три причины, почему стране необходима профессиональная армия. Во-первых, сокращение численности вооруженных сил предполагает особые требования к боевому потенциалу войск. Здесь же было отмечено, что это сокращение обусловлено невозможностью и нецелесообразностью содержать многочисленный боевой компонент армии в мирное время, особенно когда в среднесрочной перспективе нет угрозы возникновения конфликта. Во-вторых, участие наших солдат в миротворческих, гуманитарных и контртеррористических операциях в различных точках земного шара требует высокого уровня боевой подготовки. Третья причина вытекает из факта «поставки в вооруженные силы высокотехнологичных образцов вооружения и техники, обслуживание и применение которых требует интеллекта и особой теоретической подготовки военнослужащих». Эти причины указывают на необходимость увеличения числа контрактников. Однако в прошлом году их число было решено, наоборот, уменьшить.

По данным за 2009 год, в армии около половины – контрактники, для которых служба является оплачиваемой работой. Правда, в ведомстве подсчитали, что содержать таких специалистов гораздо дороже, чем срочников. В прошлом году министр обороны Болат Жанасаев заявил, что в его ведомстве считают стопроцентный перевод на контрактную основу нецелесообразным. Доводы чиновников понятны. Никто и не сомневается в том, что денежные расходы, необходимые для «покупки» специалиста выше, чем для обеспечения солдата-срочника. Но ведь взамен дополнительных расходов страна получает профессиональную армию. Здесь нужно выбирать одно из двух.

Пока, очевидно, чиновников пугают суммы расходов. В Минобороны нам рассказали, что денежное довольствие нанятых по контракту солдат и сержантов зависит от занимаемой должности и составляет примерно от 50 до 70 тыс. тенге. Понятно, что такой зарплатой заманить настоящих специалистов будет сложно. Даже несмотря на дополнительные единовременные платежи за подписание договора (20 должностных окладов, если контракт подписывается на 10 лет), а также на гарантии восполнения половины суммы за учебу в вузе по окончании действия договора, размеры заработной платы не особо привлекательны. Такая сумма может завлечь ребят из сельской местности, для которых военная служба может стать своеобразным трамплином в карьере, но в министерстве, надо полагать, рассчитывают, что контракт придут заключать не те, кто не может найти стоящей работы, а профессионалы своего дела.

Министерство обороны действительно поставило задачу повысить профессионализм армии Казахстана. Это очень хорошо, что чиновники понимают важность квалификации солдат и офицеров. Но как это сделать без значительных дополнительных денежных затрат, не знают. Вот и ищут баланс, при котором соотношение образованных срочников и профессионалов-контрактников и по государственному бюджету не ударит, и качество подготовки не уронит. Но как бы не получилось, как в пословице: «За двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь».