Содержание

1.3. Распад Британской империи и изменение геополитической ситуации в регионе Центральной Азии

После ухода англичан из Индии в 1947 году, СССР остался единственной реальной силой в регионе, способной влиять на ситуацию в Афганистане. Буферный статус независимого Афганистана, как результат баланса сил между двумя колониальными империями в регионе Центральной Азии приобрел новое геополитическое значение после образования СССР. До революции 1917 года Афганистан был буферной зоной, разделяющей интересы Великобритании и России. После утверждения СССР в качестве наследника Российской империи в Центральной Азии, Афганистан дополнительно приобрел значение зоны безопасности, ограждающей границы СССР от внешнего воздействия. Образование на месте бывшей Британской Индии Исламского государства Пакистан и Республики Индия в 1947 году естественным образом отменило функцию Афганистана, как буферной зоны между сферами влияния двух “империй”. В то же время это усилило функцию Афганистана в качестве буферной зоны для СССР, с целью ограждения южных границ от нежелательного внешнего воздействия.

Кроме того, уход Британской империи из региона оставил СССР единственным возможным участником борьбы за влияние в Афганистане. Юго-восточнее линии Дюранда, отделявшей Британскую Индию от Афганистана, было образовано “Новое независимое государство” Пакистан.

В состав Пакистана, образованного в результате раздела Британской Индии согласно плану Маунтбеттена, вошли районы этой британской колонии, населенные преимущественно мусульманами. Конфликт интересов религиозных общин индусов и мусульман в ходе раздела Британской Индии привел к резкому обострению отношений между двумя вновь образованными государствами - Индией и Пакистаном, вплоть до серии военных столкновений. На длительную перспективу индо-пакистанский конфликт стал главным элементом новой геополитической реальности в Южной Азии, сложившейся после прекращения колониальной зависимости стран региона от Великобритании.

На первом этапе независимого существования Пакистан состоял из двух основных частей - Западного и Восточного, разделенных между собой территорией Республики Индия. В таком состоянии Пакистан просуществовал до 1971 года, когда в результате очередной пакистанско-индийской войны и восстания местного бенгальского населения, на территории Восточного Пакистана было создано “новое независимое государство” Бангладеш.

Уход англичан из Индии и образование независимого государства Пакистан в 1947 году не только изменили общую геополитическую ситуацию в регионе, но и, на первый взгляд, сделали возможным для официального Кабула поставить вопрос о прохождении границы Афганистана с бывшей Британской Индией, так называемой “линии Дюранда”. Формально, прекращение колониального присутствия Великобритании в регионе делало весьма сомнительным юридический статус границы. Тем более что в пограничной с Афганистаном Северо-западной пограничной провинции бывшей Британской Индии и “нового независимого государства” Пакистан основное население составляли этнические патаны (пуштуны). Кроме того, афганская политическая элита всегда выражала несогласие с линией прохождения границы, принятой под давлением Британской империи, которая оставила многие пуштунские племена вне пределов государства Афганистан. Более того, официальный Кабул в конце ХIХ - начале ХХ веков поддерживал интенсивные контакты с пуштунскими племенами в Британской Индии и часто оказывал им поддержку в ходе антианглийских восстаний. Так “в 1902 году афганские войска участвовали в боях против англичан на территории Северо-западной пограничной провинции Британской Индии на стороне пуштунского племени вазиров”/12.

Уход англичан давал Кабулу прекрасную возможность попытаться вернуть некогда потерянные территории с пуштунским населением. Однако, Афганистан не смог воспользоваться сложившейся ситуацией. Ключевую роль в сохранении статус-кво в пограничном вопросе между Афганистаном и вновь образованным “новым независимым” государством Пакистан сыграли те изменения, которые произошли в процессе управления Великобританией территориями, входящими в состав Британской Индии. Политическая элита нового независимого государства Пакистан, представленная членами бывшей всеиндийской политической организации Мусульманская лига, имела четкие представления о принципах организации и направлениях развития нового государства.

Еще в 1940 году, за 7 лет до получения независимости, Мусульманская лига официально предложила разделить Индию на два государства, индусское и мусульманское/13. Произошедшее в 1947 году создание двух независимых государств Индии и Пакистана прошло под знаком внутриобщинной солидарности. Две основные общины, существовавшие в Британской Индии - мусульманская и индусская, были противопоставлены друг другу, вплоть до ожесточенных межобщинных столкновений. Естественно, что политические элиты “новых независимых” государств Индии и Пакистана претендовали на представление интересов всех мусульман и всех индусов, невзирая на их этническую принадлежность или проживание в полусамостоятельных исторических государственных объединениях типа княжеств Хайдарабада, Кашмира или Ауда.

Конфликт двух общин в процессе раздела Британской Индии проходил, тем не менее, в пределах единой системы, созданной англичанами в Индии и с сохранением результатов привнесенных англичанами новшеств в области образования, самоуправления, инфраструктуры и т.д. В Пакистане, например, было напрямую сохранено административное устройство времен Британской Индии, равно как и основные принципы системы управления и организации общества. Западный Пакистан тогда состоял из четырех провинций - Пенджаб, Синд, Белуджистан и Северо-западная пограничная провинция (СЗПП). Для политической элиты нового государства, образованного на принципах создания государственной системы для всей мусульманской общины Британской Индии, не стоял вопрос о возможности каких-либо территориальных уступок, особенно в обстановке, когда разгорался территориальный конфликт с Индией из-за принадлежности княжества Кашмир.

Мусульманская лига представляла интересы всех мусульман, проживавших на территории Британской Индии, включая в их число и пуштунов из Северо-западной пограничной провинции. Внешние границы Британской Индии, поэтому приобретали дополнительную легитимность в глазах новой пакистанской политической элиты, так как рассматривались в качестве политического наследства Британской империи новому объединению - государству Пакистан.

В этих условиях ключевое значение имели позиции собственно пуштунов Северо-западной пограничной провинции бывшей Британской Индии, а затем Пакистана. Если бы у пуштунов Пакистана было бы стремление вернуться в состав Афганистана, то вполне вероятно, события 1947 года, связанные с разделом Британской Индии, могли бы развиваться по другому сценарию. Однако пуштуны из СЗПП сравнительно долгое время были включены в социально-экономическую и политическую системы Британской Индии, что предполагало системные отличия восточных пуштунов от пуштунов, проживающих в Афганистане.

Надо отметить, что после своего ухода из Британской Индии англичане оставили основы современной промышленности, достаточно развитую инфраструктуру, систему образования, основы представительской демократии, регулярную армию, систему административного устройства и управления. Кроме того, “строительство железных дорог и создание начальной промышленной инфраструктуры - сеть банков, предприятий связи, плантаций и т.д. - способствовали возникновению многочисленных национальных промышленных предприятий”/14. Политическая и хозяйственная элиты СЗПП, порожденные произведенными в Британской Индии изменениями, были намного ближе к принципам организации современного для того времени общества нового государства Пакистан, чем к архаичному монархическому Афганистану сороковых годов, законсервировавшемуся в своем буферном статусе.

Перед элитой восточных пуштунских племен Северо-западной пограничной провинции в 1947 году привлекательность нового государства Пакистан была, очевидно, выше, чем собственно Афганистана. Пуштунская элита больше тяготела к развитым городским центрам в Пенджабе и Синде, чем, например, к Кабулу или Джелалабаду. В принципе, степень автономности пуштунских племен от государства всегда была очень высока, и независимый Афганистан в конце сороковых годов не мог предложить восточным пуштунам ничего такого, ради чего можно было бы попытаться изменить привычную систему взаимоотношений в границах бывшей Британской Индии. Кроме того, восточные пуштуны были активно вовлечены в политические процессы в ходе раздела Британской Индии. Так, восточные пуштуны сыграли значительную роль в начале конфликта вокруг Кашмира. Пуштунские ополчения (лашкар) атаковали столицу княжества Сринагар, после того, как стало ясно, что индусский раджа Кашмира, населенного преимущественно мусульманами, попросил о присоединении его княжества к Республике Индия. Впоследствии конфликт разгорелся в первую индо-пакистанскую войну.

Так или иначе, граница вдоль линии Дюранда между Афганистаном и Пакистаном осталась без изменений. Пакистанские пуштуны составили заметную часть военной и политической элиты этой страны. В шестидесятых годах, президентом Пакистана был пуштун генерал Айюб-хан. Однако, для Кабула и политической элиты афганских пуштунов вопрос о прохождении границы между Пакистаном и Афганистаном, после ухода англичан из региона, оставался главной внешнеполитической проблемой. Фактически это предопределило длительный конфликт интересов в отношениях между Пакистаном и Афганистаном.

Распад Британской империи и образование “новых независимых” государств Индии и Пакистана кардинальным образом изменили геополитическую ситуацию в регионе. Для СССР уход давнего соперника Великобритании из Индии означал практическую необходимость приспособить факт возникновения новых независимых государств на месте бывшей Британской Индии к существующей системе региональных отношений. В отношении статуса Афганистана никаких изменений в политике Москвы не произошло. Афганистан по прежнему сохранял свое положение в качестве буфера, ограждающего СССР от возможного влияния извне. Влияние Москвы в Афганистане после ухода Великобритании из региона в 1947 году только усилилось.

Теперь, советскому руководству не приходилось беспокоиться относительно необходимости бороться за геополитическое влияние в Афганистане ввиду отсутствия реального претендента на такое соперничество. К тому же, наметившийся конфликт интересов между Афганистаном и вновь организованным государством Пакистан из-за прохождения границы между ними, давал основания полагать, что Пакистан, занявший место Британской Индии к юго-востоку от Афганистана, не сможет вести самостоятельную политическую игру в таких масштабах, которые могли бы угрожать интересам СССР в регионе.

Кроме этого, широкомасштабный индо-пакистанский конфликт, особенно после военных столкновений между двумя странами из-за принадлежности княжества Кашмир, давал основания предполагать, что все интересы Пакистана в будущем будут подчинены глобальным задачам соперничества с Индией. Следовательно, Пакистан объективно не был заинтересован в обострении обстановки на своей северо-западной границе с Афганистаном. Соответственно, интересам безопасности СССР в новых условиях в первую очередь отвечало сохранение влияния Москвы в Афганистане, а также более пристальное внимание к индо-пакистанскому конфликту. В принципе, Афганистан оставался ключевым элементом системы безопасности и геополитического влияния СССР в регионе. Во многом, все эти обстоятельства предопределили симпатии Москвы к одному из участников индо-пакистанского конфликта - Индии. Это позволило придать дополнительную устойчивость системе безопасности СССР в регионе Центральной и Южной Азий.

В результате образования Пакистана и Индии и начала вооруженных конфликтов между двумя этими государствами в регионе образовалась еще одна закрытая граница. Линия противостояния между Пакистаном и Индией практически полностью прекратила экономические, социальные и культурные контакты между двумя вновь образованными странами. В регионе образовались три полностью изолированные друг от друга зоны, между обществами которых отсутствовали какие-либо системные связи и взаимоотношения. Советская Средняя Азия была полностью отделена от Афганистана. В свою очередь, Пакистан находились в изоляции от Республики Индия.

Реалии середины ХХ века на относительно длительный период времени прервали существовавшую тысячелетия исторически традиционную линию контактов и обменов между регионом Центральной Азии и Индией.

С точки зрения геополитической расстановки сил после распада Британской империи, именно Пакистан оказался в самом невыгодном положении. Эта страна расположена в самом центре исторического транзитного пути контактов и обменов между Центральной Азией и Индией. Естественно, что образовавшийся геополитический тупик, в котором оказалась страна после начала конфронтации с Индией и сложных отношений с Афганистаном и СССР, был крайне невыгоден для Пакистана. Ситуация для Пакистана осложнялась еще и тем, что после ухода англичан из региона, место Британской империи в обеспечении регионального баланса сил фактически заняла Республика Индия. Тесные отношения Индии и СССР, а также преобладающее советское влияние в Афганистане стало основой нового геополитического порядка в регионе с конца сороковых до середины семидесятых годов.

При этом продолжала сохраняться и усугубляться общая отсталость Афганистана по сравнению не только с районами советской Средней Азией, но и “новыми независимыми государствами” Индией и Пакистаном. Неизменность положения в Афганистане была важным элементом системы безопасности СССР. А неизменность положения в Афганистане предполагала сохранение общей отсталости этой страны.

Однако, постепенно, в условиях широкомасштабной конфронтации между двумя мировыми системами в годы холодной войны стали происходить глубокие структурные изменения в мусульманском мире.Впоследствии эти изменения получили название “исламский бум”. Процессы ускоренной модернизация жизнедеятельности традиционных мусульманских обществ, проходившие в разное время с переменным успехом, тем не менее, привели к росту значения многих стран мусульманского мира. Заметно возросли потребности традиционных элит в модернизации, как непременного условия общего прогресса каждой конкретной мусульманской страны. В семидесятых годах, под воздействием различных обстоятельств этот процесс стал вовлекать в свою орбиту различные страны, в том числе и те, которые, как Афганистан, находились на периферии мусульманского мира. В свою очередь, это имело значительные последствия для системы безопасности СССР в южном направлении и судеб стран региона.

Назад

Далее